На главную На главную

   ПРОГРАММЫ
   • Психология
   • Бизнестренинг
   • Боевые искусства
   • Здоровье

   ОБО МНЕ
   • Кто я такой?
   • Резюме
   • Я и Таэквон-До
   • Я и психология

   ТВОРЧЕСТВО
   • Стихи
   • Проза
   • Рисунки

   СТАТЬИ
   • Психология
   • Философия
   • Боевые искусства
   • Бизнес
   • Иное

   НОВОСТИ
   • Горячие
   • Архив
   • Календарь

   ПРОЕКТЫ

   ФОРУМ

   ДРУЗЬЯ

   ПОИСК

   ГОСТЕВАЯ КНИГА

   КОНТАКТЫ

  

Андрей Валерьевич Стёганцев




Как я стал психологом
или
ДАО ПСИХОЛОГИИ






«Психология - душеведение, наука о душе, о духовной жизни человека. Психолог – душевед»
Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля

«Психолог – это не профессия, это - диагноз!»
Меткое наблюдение одного психолога

Начало Пути

Родился я в 1963 году в Москве. И, несмотря на то, что жил я в простой советской семье в простом советском доме на Красной Пресне, я всегда, сколько себя помню, хотел «чего-то странного». М.б. этому способствовало мое чахлое здоровье, маленький рост и застенчивый характер? И поскольку из всех спортивных секций меня регулярно выгоняли за «неперспективность», то мне оставалось уповать только на «самосовершенствование».

Повлияло еще и то, что, болея или просто прогуливая школу, я много читал (я был записан в семь библиотек) и постепенно поднабрался идей и методов из серии «как изменить себя самому». Особенно мне запомнилась книга Ефремова «Лезвие бритвы». В какой-то степени это была моя первая инициация. После чего меня было уже не остановить.

Прочитав в журнале «Наука и жизнь» про йогов и посмотрев фильм «Индийские йоги – кто они?», я усердно сидел/лежал в разных асанах, промывал нос соленой водой и дышал полным дыханием. Прочитав книжку Владимира Львовича Леви, я регулярно делал аутотренинг «по Шульцу» и медитировал. И с различной периодичностью я «ковал свое тело»: бегал по утрам вокруг стадиона «Красная Пресня», неистово закалялся, утром и вечером подтягивался на антресолях в кухне и т.д.

Боевые искусства

Лет в тринадцать это наконец-то оформилось во что-то внятное – я «заболел» Восточными единоборствами. Сначала дзю-до в секции при Краснопресненском райкоме комсомола. Потом каратэ у одного из учеников Алексея Штурмина. Последние 25 с лишним лет - Таэквон-До. Боевые искусства стали очень важным этапом моей жизни (см. «Я и Таэквон-До»). Я тренировался чуть ли не круглые сутки. Даже в армии вставал за 15 минут до подъема (в 5.45!), чтобы в туалете перед зеркалом сделать «базу» - базовую технику. Были кризисы – несколько лет я маялся без Учителя. Были и подарки судьбы – мне посчастливилось 10 с лишним лет тренироваться и стажироваться у лучших в мире корейских мастеров.

Много было разного за эти годы… Помимо тренировок я ездил на семинары, судил соревнования, сдавал «на пояса». Выступал на соревнованиях сам – и успешно, и неудачно. Периодически себе что-нибудь ломал. Ездил учиться в Корею. Закончил Академию физической культуры с квалификацией "Тренер-преподаватель по Восточным единоборствам". Долго и мучительно создавал свою школу – Московскую школу Таэквон-До. И тренировался, тренировался, тренировался...

А параллельно учился: в школе, в техникуме, в Институте физкультуры. Служил в армии - дошел до звания «старшина». Занимался туризмом и авторской песней. Пытался стать художником (свободным) - изучал современную хореографию, учился в художественном училище, окончил Заочный народный университет искусств по классу гитары. Работал инженером, художником-оформителем, слесарем-сантехником, учителем физкультуры, сплавщиком леса, преподавателем гитары. Читал фантастику – практически все, что тогда издавалось. «Строил» семейную жизнь: сходился и расходился с женой, ссорился с тещей, воспитывал дочь. В общем, жил...

Встреча с эзотерикой

Но все это время мне казалось, что есть еще что-то важное, что проходит мимо меня. Сначала я искал это «что-то важное» на стыке с боевыми искусствами. Окончил курсы массажа при Академии физической культуры. Читал книжки по психологии. Освоил несколько целительских систем, начиная от голодания «по Иванову» и заканчивая системой энергетического целительства Рэй-ки (параллельно наконец-то поправил свое здоровье).

Но все это было «не совсем то». И вот как-то ранним весенним утром 1993 года в том же самом Краснопресненском райкоме ВЛКСМ я купил невзрачную серенькую книжку - первое издание Карлоса Кастанеды, в которое вошли первые два «психоделических» тома. По дороге к метро, проходя через скверик имени 1905 года, я присел на лавочку, чтобы немного почитать. Встал с лавочки я только тогда, когда дочитал последнюю страницу. Солнце уже садилось. А я был уже другим человеком. Вторая инициация состоялась.

И поэтому не удивительно, что, когда в следующем году (уже прочитав все 9 изданных на тот момент томов Кастанеды и приобщившись к магазину «Путь к себе») я увидел на кремлевской стене маленькую листовку с надписью «Охота за Силой: Психологический семинар», я сразу решил - мне туда! Так состоялось мое первое знакомство с ЦГТ «Человек» (Центром Гуманистических Технологий «Человек»). Как сейчас помню: март 1994 года, Подмосковье, пионерлагерь «Голубой факел».

Первый семинар

Ехал на семинар я еще «очень тяжелый»! Я вез с собой электрический чайник (заваривать травяной чай «для суставов»), портативный магнитофон (вдруг будет неинтересно), удлинитель (вдруг розетка будет не у моей кровати) и набор вегетарианских продуктов на все 7 дней (тогда я сильно увлекался здоровым питанием). И, конечно, целую сумку «удобной одежды». От станции электрички вместе со всеми на автобусе я не поехал – поехал на такси, чтобы приехать первым, выбрать себе «правильное» место и разложить спокойно все свое имущество. И вот начался семинар...

Уже на второй день я ночевал в «матраснике» - зале для занятий, устланном матрасами. На протяжении всего семинара спал я по 3-4 часа (занятия шли практически круглосуточно), а про здоровое питание я и думать забыл. Единственное, за что я держался – это бегал по утрам и час тренировался (чтобы не потерять форму). Форму я все-таки потерял, зато нашел многое другое. Я обнаружил, что есть такая вещь - «энергетика». Что танцы могут быть спонтанными. Что мужчины и женщины могут находиться в голом виде рядом друг с другом не только в ситуации «интима». Я узнал, что есть такая штука, как Ребёфинг. Я получил свое первое «магическое имя». А под конец семинара я пережил то, что, как я теперь знаю, в дзен-буддизме называется «сатори» (временное просветление). Естественно, что здоровый образ жизни и всякие чайники стали меня волновать значительно меньше, чем раньше. «В чем смысл жизни?!» - такие вопросы мучили меня теперь! Я изменился. И, естественно, моя жизнь тоже изменилась.

Сначала все, как водится, рухнуло… Я развелся с женой, потерял жилье и остался без работы. Удивительно, но все это воспринималось мною, как нормальное и даже «гармоничное» развитие событий - как своеобразные «уроки». Может быть, поэтому через какое-то время моя повседневная жизнь нормализовалась и даже значительно улучшилась. Так начался «семинарский» период моей жизни.

Семинарский период

Я летал как на крыльях. На работе у меня все наладилось – моя школа Таэквон-До резко пошла «в гору». На одном из семинаров я влюбился и «обрел счастье в личной жизни». Я нашел жилье - великолепный пятикомнатный дом в дачном поселки Бутово за совершенно смешные деньги. И вообще! Моя и без того не слишком скучная жизнь словно пустилась вскачь. За несколько месяцев я посетил десятка три самых разных семинаров и тренингов, прочел кучу книг по психологии и эзотерике, написал и защитил диплом в институте, подготовил своих первых инструкторов по Таэквон-До, прошел свою первую Динамическую медитацию Ошо (кто знает, тот поймет), провел выездной лагерь по Таэквон-До, начал преподавать в школе практическую психологию, написал свою первую песню...

И, конечно, я продолжал ездить по семинарам. Для меня открылся целый мир! Помимо ЦГТ «Человек» я приобщился практически ко всем крупным психологическим и эзотерическим школам того времени. Я съездил к Золотову и влюбился в этого «русского Дона Хуана» - несколько лет Новый год я справлял исключительно на его семинарах. Я учился на курсах развития эйдетической памяти Цента «Эйдос». Я прошел все, что только можно, у Сергея Всехсвятского в его МАСД – в Международной Ассоциации Свободного Дыхания. Я съездил к Лапину на его «Тантру». Ходил пару лет к Гиршону на ТДП - танцедвигательную психотерапию. Получил вторую ступень Рэй-ки. Получил инициацию в традиции Дзен-буддизма. Освоил суфийские кружения. Всего уже даже не упомню...

Так продолжалось целых четыре года. Параллельно я продолжал усиленно развивать свою школу Таэквон-До. Писал программы и методики. Воспитывал учеников. Усиленно тренировался сам. Думал. Читал книги. Пытался внедрять в свою жизнь и свою работу то, что узнавал на семинарах и что понимал и придумывал сам. Как говорится, жил счастливой и насыщенной жизнью.

Кризис

Где-то к 98 году, пройдя кучу различных семинаров и тренингов, я ощутил себя если еще не просветленным, то уж «твердо стоящим на Пути» точно. Как говорится, «сам черт мне был не брат». Тем более что за это время я сильно продвинулся в Таэквон-До – стал Международным инструктором, Вице-президентом федерации Таэквон-До Москвы, на семинаре в Корее получил 5-й дан. Да и школа моя процветала безмерно. В 1997 году в ней занималось больше тысячи человек, работали десять инструкторов, появились первые Чемпионы и призеры Москвы и России. Я впервые в жизни почувствовал себя богатым: деньги я брал «из тумбочки», за один год купил для своих сотрудников три машины, съездил в Корею, пригласил в школу корейского мастера на «мастерскую» зарплату и т.д. И тут грянул августовский кризис 98 года. Я снова потерял все, что имел, и, в первую очередь, душевное равновесие.

А ровно через неделю моя давняя знакомая по ЦГТ «Человек» Татьяна Гинзбург сделала мне безумное предложение – организовать и провести вместе какой-нибудь семинар. (Какой семинар!? Жизнь рушится! С долгами бы расплатиться...) Но в этот момент Таня как раз организовывала для ведущей из Англии Лайзы Холлингсхед «Трансформационную Игру» - тренинг, позволяющий людям переосмысливать свой опыт и свою жизнь, и пригласила меня. Мне терять было нечего! Я заплатил последние сто долларов, которые у меня были, и принял участие в Игре. И не пожалел.

Это было, пожалуй, самое удачное в моей жизни инвестирование денег. Я до сих пор благодарен Лайзе и Татьяне за ту Игру - благодаря им, я выиграл себя. Игра помогла мне выйти «из пике». Я немного успокоился, нашел способ расплатиться с частью долгов, смог организовать в своей школе новый набор. И принял предложение Тани - мы решили совместно провести в рамках Центра Гуманистических Технологий «Человек» Новогодний семинар.

Школа Игратехников

В наш проект включился отец-основатель ЦГТ и мой нынешний наставник Ген Ши – Геннадий Алексеевич Широков. Мы втроем несколько раз встречались, разрабатывали концепцию семинара, делали рекламные объявления и листовки. Я собирал людей, искал под Москвой базу. С базами была полная засада – все пансионаты и дома отдыха под Москвой были распроданы турфирмам. Только в самый последний момент я чудом смог договориться с пансионатом «Дружба» под Звенигородом. И на новый 1998-99 год мы втроем провели Новогодний семинар-мистерию «Обыкновенное Чудо». Семинар прошел чудесно! И неудивительно, что мы приняли решение продолжать эту деятельность и дальше.

Так я дебютировал как ведущий. Так обрел свою Традицию и своего Учителя (как говорится, «с чего начал...»). И так сложилась наша команда, которая чуть позже оформилась в «Школу Игратехников» - школу личностного роста нового типа. Хотя в разные периоды мы ее позиционировали по-разному: школа 5-го Пути, школа «просветленных», школа современного дзен, школа «для Героев» и т.д.

С этого момента к моей работе Инструктора Таэквон-До добавилось проведение семинаров и тренингов в рамках Школы Игратехников (сокращенно – ШИ). И именно с этого момента начался новый период моей жизни – период профессионализации в психологии. Из «психолога для себя» я постепенно стал превращаться в психолога «для людей», в терминах ШИ – в Игратехника.

Я - Игратехник

Проводя семинары и тренинги, я обнаружил две удивительные вещи (не считая того, что для меня эта деятельность сложная, но безумно интересная). Во-первых, я увидел, что на семинарах люди могут за один день достигать таких результатов, на которые в боевых искусствах уходят годы и десятилетия. Конечно, так получалась не всегда и не у всех. Но сам факт такой возможности меня наполнял (и наполняет до сих пор) восхищением и вдохновением.

А во-вторых, оказалось, что лично для меня проведение любого семинара или тренинга дает больше, чем самый крутой семинар или тренинг, посещенный мною в роли участника. То есть выяснилось, что проведение семинара – это для меня самый лучший семинар!

А семинаров мы тогда проводили очень много. Плюс каждую неделю какие-то клубы, презентации, лекции. Летом – Конференции и поездки по «местам Силы». В результате я довольно быстро выработал свой «педагогический запас», накопленный в боевых искусствах, и понял, что мне не хватает «образования». Я снова начал читать книги и ездить по семинарам, но уже «с другим прицелом» - я ездил учиться.

Учиться, учиться и учиться

Оказалось, что за это время в России появилось много интересных направлений. Я пополнил свою «копилку» целым рядом идей и методов: буддийская медитация Випассана, семейные «расстановки» Берта Хеллингера, процессуальная психотерапия Арнольда Минделла, тантра Свами Вирато… Познакомился я и с многими именитыми психологами, которых раньше знал только по книжкам – с Владимиром Львовичем Леви, с Николаем Козловым и с Владимиром Козловым, с Сашей Свияшем, с Игорем Калинаускасом. Не сказать, что они стали моими учителями, но польза от общения с ними была для меня несомненная. Полезно мне было окунуться и в «академическую» психологию. Это была для меня новая область, из которой я много почерпнул. Кроме того, я прошел подготовку в области бизнестренинга - очень многое из их наработок было очень «в кассу».

И какое-то время это мне помогало. Но все равно я чувствовал, что всего этого недостаточно. Не сразу, но я все-таки решил поступить в нашу школу уже как студент. Решиться было не просто – я уже вовсю проводил тренинги, семинары и индивидуальные сессии, выступал на Конференциях и Конгрессах, работал с учениками. А тут сдавать экзамены, самому снова становиться в позицию ученика...

Но все же решился. И тут выяснилось, что поступить тоже не просто – три раза я «проваливал» вступительные экзамены. Так что поступил только с четвертого раза. На первом курсе тоже сидел два года. Теперь вот «сижу» на втором. Утешаю себя тем, что 4-й путь (а нашу школу по модели Гурджиева можно причислить как минимум к 4-му пути) – это самый трудный, но при этом самый быстрый Путь из всех. Так что «игра стоит свеч»!

Я и дыхание

Отдельно хочу рассказать про свои взаимоотношения с Современными дыхательными психотехниками (Ребефинг, Холотроп и т.д.), которые по праву считаются одним из самых эффективных методов для современного человека. Для тех, кто не знает, современные дыхательные психотехники за счет особого типа дыхания позволяют человеку изменять состояние своего сознания, осознавая то, что обычно человеком не осознается, но при этом обуславливает его жизнь. (Кое-что про это можно почитать в статье «Духовная практика и повседневная жизнь».) И несколько лет дыхательные психотехники были для меня основной индивидуальной практикой.

Свой первый дыхательный процесс, я прошел в 1994 году на том самом семинаре «Охота за Силой». Это был Ребёфинг под руководством Юрия Рыжова. Я ничего не запомнил, но осталось общее впечатление, что «было здорово». Поэтому сразу после окончания семинара я записался и честно прошел курс из десяти занятий у Льва Белогородского. Именно у Левы я впервые в жизни испытал, что такое погружение в «бессознательное».

Это было 6-е занятие классического Ребёфинга. На предыдущих 5-ти занятиях у меня, как мне казалось, ничего толком не получалось. Во время обсуждения после дыхания все другие участники взахлеб рассказывали о своих переживаниях и открытиях, а я сидел как дурак, и рассказывать мне было вроде и не о чем: «Ну, дышал и дышал, а больше ничего не происходило». Но в этот раз произошло и даже очень!

Началось все с того, что у меня неожиданно возникла боль в кобчике. Вроде лежал я так же, как в предыдущие пять раз, пол - тот же, коврик – тот же, дышу так же. И вдруг, нате вам - кобчик! А боль все усиливалась и усиливалась. В какой-то момент мне стало так больно, что из глаз брызнули слезы. И тут я вспомнил совершенно забытый мною эпизод из моего детства.

А дело было так. Мы с мальчишками залезли на крышу соседнего дома. Лет мне было девять или десять. Крыша была такая остроконечная, крытая оцинкованным железом, серая и нагретая солнцем. Мы по ней радостно бегали и прыгали, а в какой-то момент я вдруг поскользнулся, не удержал равновесия и упал. Упал и со всего размаха ударился об острый конёк этой крыши тем самым кобчиком. От боли и испуга я невольно расплакался, а мальчишки, естественно, стали надо мной смеяться. К боли добавился стыд и обида, от чего я зарыдал уже во весь голос. Я понимал, что навечно покрываю себя позором, но остановиться был уже не в силах...

Конечно, на следующий день все мои друзья об этом эпизоде благополучно забыли. Забыл и я. И совершенно не связывал с ним те боли в кобчике, которые стали меня донимать где-то после армии. Врачи разводили руками – все вроде нормально. Я уже смирился – может что-то врожденное… Но во время этого сеанса Ребёфинга, перенесясь на двадцать с лишним лет в прошлое и став тем самым мальчишкой, который плакал на крыше от боли, обиды и стыда, я ясно понял, в чем была причина этих моих «фантомных» болей. Как ни странно, сразу после этого понимания боль начала резко стихать. Я успокоился, дыхание замедлилось, и из процесса я вышел в совершенно благостном состоянии. Опять же мне было о чем рассказать на проговоре! Курс закончился, жизнь моя продолжилась дальше… И только через несколько лет я вдруг понял, что мои боли полностью прошли. За прошедшие тринадцать лет мой кобчик НИ РАЗУ меня не побеспокоил.


Такая вот история, которая, естественно, сподвигла меня на дальнейшее изучение Ребёфинга и других дыхательных психотехник. Тем более, что «удачные» процессы стали происходить у меня все чаще и чаще. Со временем я стал опытным «дыхальщиком». Много дышал у Сергея Всехсвятского – стал последним в истории МАСД, кто прошел полный курс «Дерева жизни» - серию семинаров по современным дыхательным психотехникам и трансформационной работе. Прошел тренинг у Леонарда Орра – создателя того самого Ребёфинга. Дышал у Гали Шибаевой, у Саши Гиршона, у Володи Майкова, у других русских инструкторов. Ездил на Международные Конференции по дыханию, где дышал у Дэна Брюлле и еще у нескольких западных ведущих. Побывал на семинаре Станислава Грофа – создателя ЛСД-терапии и Холотропного дыхания, «отца» современной трансперсональной психологии.

Но больше всего пользы я получил от прохождения базового дыхательного тренинга в Санкт-Петербургской школе Дыхания, созданной в рамках нашего же ЦГТ «Человек» еще в далеком 1992 году. Я проходил этот тренинг раз пятнадцать и еще раз пять был стажером. В 2004 году на профессиональном тренинге «Монгольфьер» я официально стал сертифицированным инструктором. А первый свой дыхательный процесс провел где-то в 2000 году.

Мои основные профессиональные формы работы с дыханием – это проведение индивидуальных дыхательных сессий, базовый тренинг по современным дыхательным психотехникам, углубленный дыхательный тренинг «Второе дыхание», дыхательные клубы. Кроме этого я использую дыхательные психотехники в преподавании Таэквон-До и при проведении других семинаров и тренингов. Продолжаю работать с дыханием и сам. Пожалуй, самые глубокие мои трансперсональные состояния были именно во время дыхательных сессий. В последнее время использую и задержки дыхания. Недавно во время нашей школьной практики Прожиг поставил свой личный рекорд задержки дыхания – 7,5 минут. Можно сказать, начинают открываться сидхи - чудесные способноси ;-)

Шаг в науку

Десять с лишним лет назад, в одном из последних томов Кастанеды я вычитал, что у него все ученики, даже неграмотные выходцы из деревень, должны были писать диссертации. Меня тогда аж передернуло – я представил себя на их месте. Конечно, мы с коллегами периодически обсуждали разные научные и научно-практические вопросы, разрабатывали теоретические модели, экспериментировали с измененными состояниями сознания. И я иногда даже что-то писал, но, честно говоря, без всякого удовольствия. Оправдывая себя, я с гордостью относил себя к практикам.

Шли годы... И в какой-то момент я вдруг неожиданно обнаружил, что научные изыскания начинают приносить мне радость, а иногда приводят в состояние экстаза. Правда, какое-то время я сомневался в ценности своих результатов. Тем более, что в рамках нашей школы мои выступления: а) считались занудными и б) постоянно подвергались критике. Но со временем я стал регулярно ездить на научные конференции, и, слушая других, а иногда и ввязываться с ними в полемику, у меня начала закрадываться мысль, что «я могу». Тем более, что после моих коллег я уже никого не боялся. И как-то раз я выступил с докладом. И удачно. Потом еще раз. И тоже удачно. А потом выступил и… полный провал! Но я уже вошел во вкус. И мысль о диссертации стала казаться мне не такой уж и ужасной. А когда моя коллега Таня Гинзбург защитилась по психологии с темой «Современные дыхательные психотехники», то я понял, что чаша сия ждет и меня.

Тем более, что у меня накопилось уже немало материалов – и статей, и разных моделей. Долго, правда, я не мог определиться с темой. То, что мне предлагали, не вдохновляло меня. А то, что нравилось мне, не находило отклик в «высших инстанциях». Я хотел не просто написать рядовую работу «для корочек». Мне хотелось найти свою уникальность, связать все, что я делал и в психологии, и в боевых искусствах - как говорится, интегрировать и обобщить свой опыт.

Сначала я собирался взять тему «Работа с болью, как метод психотерапии и личностного роста». Тем более, что тренинги по работе с болью и негативными эмоциями я уже вел и довольно успешно. Но тема не прошла – оказалась слишком «горячей». Я стал искать другое интересное мне направление, в котором мне есть что сказать. Как ни странно, такое направление я нашел, благодаря своей работе в бизнес-тренинге. Я готовил тренинг «Управление стрессом» для одной консалтинговой компании, накопал много интересного материала, попутно выяснил, что многие острые вопросы наукой не охвачены. К тому же родились кое-какие оригинальные идеи, и я вдруг подумал: «А ведь это, пожалуй, тянет на диссертацию!» Тем более, что тема актуальная, мне интересная и к тому же связанная с боевыми искусствами. В общем, на ней я и остановился. Так что возможно в ближайшее время стану психологом не только «по жизни», но и «на бумаге» тоже.

Вместо заключения

И подводя итог этой истории, скажу честно: сам я не сразу заметил, как из «обычного» человека стал психологом. Думаю сейчас об этом, и в голове мелькают картинки из прошлого. Вот я читаю книгу Эрика Бёрна «Игры, в которые играют люди» - свою первую книгу «по психологии». Вот я преподаю в школе. Вот провожу свою первую дыхательную сессию. Вот первый раз выступаю на научной Конференции в Ярославле. Вот меня избирают действительным членом Российской ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии...

Мне кажется, что все произошло быстро и при этом как-то незаметно. Незаметно в первую очередь для меня самого. Честно говоря, только в прошлом году, когда я выступал на Международной психологической Конференции в Челябинске, а после нее четыре дня проводил Курсы повышения квалификации для профессиональных психологов, я окончательно осознал, что это действительно произошло – я и в правду стал психологом.

Во многом это произошло случайно, так сказать, волею судьбы. Во многом благодаря усилиям моих друзей и коллег. До сих пор я иногда думаю, а как могла бы по-другому повернуться моя жизнь? Прикидываю разные варианты развития событий. Сравниваю эти гипотетические варианты со своей теперешней жизнью. И раз за разом прихожу к одному и тому же выводу: из всех путей, по которым я шел и по которым я мог бы пойти, нынешний путь самый прямой и внятный. И самый широкий – он не противоречит ни боевым искусствам, ни другим направлениям моей жизни, а наоборот – обогащает и наполняет их смыслом. На этом пути я нашел то, чего мне долго не хватало – смысл, радость, надежду. Нашел друзей и соратников. Нашел учителя и учеников. И в широком смысле путь этот можно назвать Путем психологии.

Андрей Стёганцев,
Действительный член Российской ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии.
Сотрудник Центра Гуманистических Технологий «ЧЕЛОВЕК».
Инструктор Санкт-Петербургской школы дыхания.
Игратехник Школы ИГРАтехников.

ПРОГРАММЫ / ОБО МНЕ / ТВОРЧЕСТВО / СТАТЬИ / НОВОСТИ / ПРОЕКТЫ / ФОРУМ / ДРУЗЬЯ / ПОИСК / ГОСТЕВАЯ КНИГА / КОНТАКТЫ
Copyright © 2007-2010 Официальный Сайт Андрея Стёганцева